atla

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

atla > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 13 ноября 2018 г.
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:40
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери

­­
Уснувший в Армагеддоне Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
hearts sewn together with twine pleasant accidents 07:37:42

i play it all inside my head so i remembe­r

все мальчики вокруг бесят
не бесит только один и то потому что я уже максимально идеализировал его образ через время (стараюсь обо всех помнить только хорошее)
вот например он выложил своё фото с другом и я умилился (потому что до этого постов не было полгода)
сижу слушаю лила пипа и думаю как было бы прикольно снова начать общаться

но с моей подачи этого больше не произойдёт
ну и с его, думаю, тоже

мрачненько еду на работу к 12
этот режим меня развращает
Позавчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
космос schoene seele 17:54:03
наглядный гайд,
как определить, что ваш
air quote тренер air quote
обладатель запредельно
низкого уровня айкью

played a lot of football;
he's disappointed not to be
involved in the game, but
he's played a lot of football

я осознаю, что этой мерзкой
тварине крайне сложно понять
желание людей играть за свою
страну, но, блядь

я его даже не ненавижу

он настолько жалкое и презренное
существо, что ничего, кроме отвращения
и фейспалма за фейспалмом, он вызывать
в принципе не способен

если честно, я теперь не знаю, как
жить, потому что в первый момент в
сознании загорелась мысль я никуда не пойду

и мне сейчас очень стыдно за неё,
но к бенджамину томасу в последнее
время свёлся весь смысл моего существования
в рамках сборной


Категории: #АНГЛИЙСКИЕГАЗОНЫТАК­ИЕМЯГКИЕ
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
грех уныния; лешuй 19:30:30

v o n

­­­­
я не знаю, что мне делать с бабушкой. её излишняя забота и игнорирование моих просьб перечеркивает всякую перспективу наладить нам с ней общение. во мне нет столько терпения, сколько требуется для того, чтобы каждый раз многократно от чего-либо отказываться или что-либо объяснять. я больше шести лет живу самостоятельно в отношении того, что мне поесть и когда, что надеть и по какому поводу, взять ли с собой шарф, перчатки. я не привыкла каждое утро отвечать на вопросы, когда мне выезжать, собралась ли я, всё ли с собой взяла. согласна, что она может чувствовать себя одинокой и ненужной. я готова разговаривать, готова принимать помощь (она в самом деле иногда очень выручает), но только тогда, когда у меня самой есть в этом нужда, когда есть на это силы. а сейчас я только грубо повторяю по нескольку раз один и тот же свой отрицательный ответ, что это мне не нужно, что я не голодна, что мне не нравится то, что она предлагает. она расстраивается, ей становится плохо, и я чувствую свою вину за это. звучит как-то глупо, как будто из ничего проблему делаю, но меня душит моё раздражение, у меня нет желания возвращаться домой, я каждый раз нарушаю данное самой себе же обещание быть спокойнее. я стараюсь как могу, но у меня ничего не выходит. я просто хочу, чтобы всё было хорошо, чтобы нам было комфортно друг с другом. почему у меня не получается?
Лондон. Ненависть. Puppeteer Joker 18:11:01
Вот я и снова здесь. Такие родные улочки и фонари, любимый парк, старый друг и отвратительное высшее общество. Знаете, не люблю я мишуры этой. Все такое ненастоящее. стою в уголке с бокалом и делаю вид, что интересуюсь щебетом какой-то дебютантки. Девушка сама не знает, во что ее втянули с этой минуты. Светский раут закончится, а за ним только чертовски скучное разделение на много курящих мужчин, и, постоянно пьющих и щебечущих черт знает о чем, женщин. Она станет абсолютно такой же. И ничего нового не произойдет. Только же если ее не затащит за угол какой-нибудь миллионер, рассыпаясь в обещаниях жениться и любить вечно. Хотя, это не особенно и повлияет на ход событий. Всего-то выйдет замуж и станет такой же ячейкой общества, как и все остальные.
Но все меняет картину, когда я чувствую запах. Он отвратителен, но так знаком. Запах дикого волнения. И следом, запах хозяина дома. Запах злости. Эмоции тоже пахнут. И в силу обстоятельств, я должен знать причину, хотя и не хочу.
И был кончен их разговор. Хотя, беседа тет-а-тет, но уловить суть было не сложно.
- Не хорошо бить женщину, даже если это Ваша жена, - сказал я тихо, делая вид, что говорю о чем-то приятном. В Англии не принято говорить о другом. Проклятая английская сдержанность. Жаль, что запретили дуэли. Ненавижу,когда бьют женщин. Такие не сильные, таких нужно убивать. Душить руками до разрыва легких. Я был зол, но молчал. Не положено так. Проклятая сдержанность.
- Иногда она не оставляет мне выхода, м. Браун. Вы бы стерпели измену? Я вот не стерпел, - он говорит спокойно и уверенно. Но причина не в этом. Я в этом уверен, потому что этот обладатель черствого сердца, но обильного живота и твердой руки, высказал бы мне, как тому, кто иногда коротает с ней ночь. - К тому же, я не думаю, что вы станете разглагольствовать об этом, верно? Она все поняла и вполне способна исправиться.
Я не смог избежать сдержанной улыбки. Это настолько хамская самоуверенность, что демон внутри меня злостно рассмеялся.
- А как же Ваши обстоятельства м. N? Из-за которых кровать супруги занимает вот уже так много времени другой мужчина? - он обернулся и посмотрел на меня уже с нескрываемым удивлением. Люблю пробивать эту брешь. Такие глаза у человека каждый раз, словно он видит во мне отражение себя самого. - По всей видимости, - продолжил я далее без тени эмоции на лице. - Он чем-то ее увлекает. Может, тем, что удовлетворяет ее потребности? Такая красивая женщина всегда притягивает взгляд мужчин.
Мои рассуждения вслух заставили его замолчать на некоторое время, чтобы собраться с мыслями.
- Вы играете с огнем, это иногда плохо заканчивается. Потушите свечу, пока не разошлось пламя, - тонкий намек звучал как угроза. Я вывел его из себя. Он уже понял, что я никому ничего не скажу. Но и то, что к супруге он более прикасаться не должен. Эта мысль была так отчетливо не дописана на его лице, что я обязан был завершить ее. Мы же должны помогать убогим, разве нет?
- И причиной тому является, - сказал я уже совсем тихо. - Что все возвращается к нам в трех кратном размере. И я этому поспособствую, будьте уверены. Это не просьба, не предупреждение. Это угроза. Вдруг до Вас не дошло. Вечер был отвратен, но мне пора.
Его отец, был крайне расстроен моим уходом. Просил прощения, если что-то было не так. Светлый мужчина, запертый в отвратительном обществе. Я пообещал, что вернусь. И я действительно вернусь уже завтра.
А пока...
Я вытирал ее потекшую тушь и кровавую дорожку. Ублюдок.
Сегодня я просто ее утешу и выслушаю. А говорила она крайне много. И прерывать ее было бессмысленно. Как устала от всего и хочет уехать скорее. Как тяжело ей дались последние две недели. И как ей плохо в этой аристократической клетке, из которой можно только бежать. Дал ей выпить, потом еще. Узнал, что она ненавидит всю его семью и всех мужчин на планете. За одним исключением. Видимо, сильно напилась. Узнал, что был опыт с женщиной. Что понравилось, и теперь она хочет стать лесбиянкой. Уехать в Америку к этой девушке и прожить там счастливую жизнь. Надеюсь, что когда протрезвеет, не вспомнит, что мне наговорила. Слишком много говорила. Но ясно одно. Это последняя наша встреча.
Через два дня, когда она наконец протрезвела, обнаружила на столе свои документы, документ о выплаченном залоге и вещи, среди которых был билет до Финикса. Улыбнулась мне на прощание и попросила вспоминать ее по-доброму.
Ушла, как уходят все англичане. Без эмоций.
И опять вечер, опять это дурное общество. Только нет больше ненавистного запаха ее духов. Присутствует запах хозяина дома. Запах страха и крови. На моих руках. Его отец рассказывает об аварии, в которую попали сын и невестка. Невестка наверняка теперь остаток своих дней проведет в больничной палате, а сын отделался только разбитым лицом и сломанными ребрами.
Нет, ребра - додумка. Это не я.
я надеюсь.
Kol slaven (Dmitry Bortniansky) Наташа Стефанчикова в сообществе Theosophic 17:44:35
­­

So great is God, in power and glory,
No mortal tongue can ever proclaim.
So great His throne, and power sublime,
No mortal mind can ever contain.
:The one, true God we worship with love,
Brighter than sun, more splendid than stars above.:

O Jesus, Lord, we ask You to bless us,
Who love Your Savred Heart divine.
We so esteem this most precious treasure,
Now and forever and for all time.
:O Lord, our God, to You we give glory;
Bless us we pray, for You are our sole treasure.:

O God of Sion, unique and eternal,
We cannot fashion praises of worth.
Nor tell in song how great is Your glory,
Equal in heaven as upon the earth.
:O Lord, our God, and Father in heaven,
Give us Your kind and merciful blessing now.:
суббота, 10 ноября 2018 г.
грустный не грустный подвешенный. 

кровь моя чище чистых наркоти­ков

­­





Йол.

ГАМЛЕТ;

чуть побольше 20 лет;
работаю; (уже устал;)

ОРДАФАГ;
ПВПОТЕЦ;
ТАРАНЮ БРИГГИТОЙ;

В МОИХ ГЛАЗАХ ТЫ НЕ УВИДИШЬ ОСМЫСЛЕНИЕ;


If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise:
If you can dream-and not make dreams your master;
If you can think-and not make thoughts your aim,
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools:
If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: 'Hold on!'
If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings-nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And-which is more-you'll be a Man, my son!


­­ ­­ ­­
Shutter Island lunar witch 11:29:48

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

SHUTTER ISLAND
(2010)


Я уже и не вспомню, сколько раз смотрела этот замечательный фильм. Сразу отмечу, что после первого просмотра "Острова проклятых", послевкусием была усталость. Показалось, что сюжет нарочно затянут, дабы захламить экранное время, чем кстати иногда грешит Мартин Скорсезе (например его фильм "Авиатор"). Но уже после второго просмотра я поняла, что у меня либо не хватало серого вещества, либо я просто не доросла до этого фильма на тот момент.

По сюжету двое государственных маршалов по особо опасным преступлениям, Эдвард Дэниелс (Леонардо Ди Каприо) и Чак Оул (халкМарк Руффало), приезжают на остров, где держат особо опасных и психически неустойчивых заключённых. Персонал клиники сообщает им суть дела - пропала особо буйная пациентка клиники, и не понятно то ли она сбежала, то ли ее спрятали, то ли убили. Шаг за шагом сюжет ведёт нас к некой жуткой разгадке, попутно взбудораживая ум происходящим. Остров в целом похож на филиал ада, в котором все, включая зрителя, с каждой новой минутой экранного времени, постепенно сходят с ума. Спойлерить деталями сюжета я не хочу и не буду, но могу сказать, что именно любителям психологических триллеров этот фильм понравится точно. Также прошу не путать понятие психологический триллер и ужастик, многие отрицательные отзывы к фильму опираются именно на это, мол "не страшно совсем". Вы явно перепутали жанр)

Подробнее…
­­


Кстати, также почитав чужие отзывы на Кинопоиске к данной киноленте, я удивилась количеству отрицательных комментариев на "неожиданный поворот" сюжета, мол слишком заезженное клише, во многих фильмах уже такое было, фу и всё тут. По мне так именно этот поворот добавил ключевую изюминку фильму. Сначала казалось, что смысл фильма лежит на поверхности, но неоднозначная концовка, хитрый сюжет и двоякие персонажи заставляют задаваться вопросами даже после конечных титров. Фильм очень сильный, дает пищу для размышлений в тишине и одиночестве.

­­
"Лучше умереть человеком, чем жить чудовищем"


Не цепляйтесь за прошлое и за свои несбыточные мечты, этот путь сладостен, но увы конец его - безумие.


Подкаст GustavMahlerPianoQua­rtetInAMinorPrazakQu­artet.mp3

Категории: #l'opinion
Взято: Подборка цитат лидерской личности Vika Shtilberg 09:15:45
­Садовник 26 сентября 2018 г. 01:14:29 написал в своём дневнике ­Dura lex sed lex
Духовное уродство в сто раз страшней телесного
Безжалостность – доброта мудрого
Вопрос означает сомнение
Мудрый учится на фатальных ошибках других
Надежда – начало пути к горю
Смельчак – это тот, кто знает все, и ничего не боится
В труде ты обретешь спасение
Безделье порождает ересь
Смерть – слуга добродетели
Умный человек всегда подозрителен
Узкий взгляд лучше видит
Счастье – самообман слабых
Молитва очищает душу, а боль – тело
Сомнение – признак слабости
Оправдание – удел слабых
Благословен ум, в котором нет места сомнениям
Труд – тоже молитва
То было тогда, это происходит сейчас
Разница между ересью и предательством заключается в невежестве
Да будут твои помыслы чисты
Духовное уродство в сто раз страшней телесного
Страх отрицает веру
Те, кто ищут совершенства, не найдут покоя в этом мире
Отчаяние – признак слабости
Проклятие живет вечно
Успехи запоминают, неудачи стараются забыть
Искореняй ересь даже в душе своей
Никогда не забывай, ничего не прощай
Бояться следует только поражения
Успех измеряется в крови: твоей или твоих врагов
Надежда – первый шаг на пути к разочарованию
Невинность ничего не доказывает
Лишь смерть освобождает от службы
Отступить от отвращения – не слабость
Знание – сила, защищай его
Духовное уродство в 100 раз страшнее телесного
Воспитай человека без веры и получишь разумного демона
Невинных нет, есть лишь разные степени вины
Разум, не имеющий цели, всегда будет блуждать в потемках
Ничего нет только у мертвого. У того, кто жив, есть хотя бы жизнь
Верный раб любит свою плеть
Ради настоящей цели стоит умереть
Молчание – знак согласия
Стойкость и молчание – вот высшие добродетели
Мудрый не боится, боящийся – не думает
У человека, лишившегося всего, остается вера
В труде ты обретешь спасение
Открытый ум подобен крепости, врата которой открыты и оставлены без охраны
Лучше чувствовать страх, чем самодовольство
Только глупцы говорят, что ничего не боятся и все знают
Начать реформы означает начать революцию
Поражению нет никаких оправданий, а победа в них не нуждается
Презрение к противнику - моя броня
Очищай мир от нечисти
Вера - твой щит
Правда порождает ненависть
Не согреши
Только служба приносит настоящее счастье
Источник: http://ostrenko.beo­n.ru/37108-281-podbo­rka-citat-liderskoi-­lichnosti.zhtml
четверг, 8 ноября 2018 г.
хаул in dispair Bitljuice 22:51:32
потому что я не знаю, как говорить о своей боли. я не умею называть это все словами.
я знаю заученный текст, который состоит из терминов. я все так же могу говорить только обрывками чужих фраз
я привык проживать свое страдание один. может ли быть что-то, с чем я не справлюсь? не знаю.
я не умею плакать в присутствии другого, я не умею выплакаться, чтоб стало легче. кому? к кому я могу пойти?
когда я плакал, на это не обращали внимания и я учился успокаиваться сам. нет смысла кричать, если все равно никто не придет
когда появились те, кто пробовали утешить меня - слез было столько, что они не выдерживали и уходили.
ярости и обиды было столько, что никто не мог увидеть дна
я черчу вокруг себя круг уже много лет, и все чужими словами, которыми, кажется, можно по кусочкам собрать картинку моей боли
и я лежу один в номере, прячусь сам от себя в больших подушках.
обними меня. позови меня к себе. приедь ко мне. скажи, что я тебе нужен. я не знаю, кто ты. просто побудь со мной. просто приедь.
тебя нет, за твоей красивой улыбкой я не смогу увидеть тебя. мне неинтересно, кто ты на самом деле
я вижу только свой голод и очередного кого-то, который выбирает не меня.
здесь происходит какой-то сбой. встреча может произойти только тогда, когда ты готов предъявиться своей уязвимостью
вот. на. смотри, я готов. но я который раз слышу, что ты не готов. сколько уже таких было
мне хочется исчезнуть, мне хочется тебя уничтожить, мне хочется делать больно за все
за всех, кто так и не стал мне домом, за всех, кто не смог заполнить мою пустоту
я выныриваю в реальность, где все оказывается ненастоящим и мне не за что тебя винить
я не знаю тебя и не хочу узнавать
я только хочу быть согретым, но это не поможет. я все равно начну все разрушать
все, на что я могу надеяться - это новые песни, в которых подберут слова для моей боли
я устал ждать


я знаю, что это страшно - видеть, как кто-то готов развалиться у тебя на руках
но я хочу, чтобы это сделал ты

скорее всего, через неделю все это закончится, даже не начинаясь
будет четвертый, пятый
не знаю, на сколько меня еще хватит

Музыка SO BAD
Категории: Внутри мелового круга.
... Got Coffee 21:05:18
мальчик с глазами хаски "-вообще я никогда так не делал но сейчас я переступаю через себя, мир?"
Прости друг, ты своим поведением и комментарием оборвал всё желание общаться с тобой.
___________

Vk "давай в 17 на центральном входе вднх" -"ок"
я прождала тебя два часа как преданная собака, придурок и теперь ты обижаешься на меня? когда умная женщина говорит что ехать в такую погоду на моте самоубийство
наверное надо было включить свои воробьиные мозги и послушать меня...нет я не написала тебе, у тебя ведь нет чехла под телефон...ебать лошара. но я не буду это обьяснять, просто не буду тебя обнимать при встрече.
-пойдем прогуляемся поговорим, никогда не любила вднх...
тихо скрипят под ногами камушки гравия, разговор не идет, то ли потому что мне на тебя похуй то ли потому что ты дуешь щеки от обидок на меня. Ну а в каком месте я не права обьясни мне. Нашу нескладную беседу прерывает короткое бибип моего телефона-мама, маму нельзя игнорировать. Вздохнув принимаю вызов уже предчувствуя стандартный набор вопросов обо всём, но слышу совсем не это, голос наполнен болью и грустью которая заполняет и меня
"-фрау Клава умерла" вздрогнув присаживаюсь на бардюр теряя себя. Я любила эту бабулю, побольше чем свою даже. Прошу маму передать мои соболезнования и думаю что надо бы купить билет в нск...Мальчик с глазами хаски подходит ко мне продолжая затерать какую то дичь, но я его совсем не слышу
"у меня бабушка умерла"
"если бы моя бабушка умерла я был бы даже счастлив"
не хочу его осуждать, возможно это и правда, но я не это хотела слышать в ту минуту.
Прощай мальчик с глазами хаски, пусть удача сопутствует тебе.
___________________­____________________­____________________­____________________­____________________­____________________­_______


Анечка это эпик провал, чувствуешь как ножки увязли в грязи и жирке???
___________________­____________________­____________________­____________________­____________________­____________________­_______

"вообще ты первая девочка из интернета с которой я решил начать переписку и встретиться"
"Вообще ты последний мальчик из интернета с которым я решила встретиться"
я буду называть тебя Аэросмит, почему? Когда я ехала к тебе они были в моих наушниках. Общение без обидняков, кажется я никогда в жизни столько не говорила по телефону сколько с тобой. Не знаю почему я терплю все это, никогда не понимала девочек которые вытерают слезки мальчикам. Испытывала только призрение к плачущим мужчинам, но с тобой что то не так. Слишком похожие чувства, хотя наверное все люди испытвают одинаковые эмоции от подобных событий, одни привычки-хотя скорее заблуждение, одни взгляды на жизнь-совпадение. Слишком много совпадений или может быть я их ищу специально, там где их нет.
теперь спустя месяц могу подрабатывать психологом помогающим справиться с разрывом долговременных отношений. Мне с тобой хорошо говорить, комфортно, приятно отдыхается, зачем просить что то еще?



"-я не хочу секса, не хочу отношений, не хочу ничего. в моей жизни было слишком много бездумного безэмоционального траха, теперь я хочу от этого отмыться, отдохнуть...хочу разговаривать держаться за руки и искренне дурачится а не вот это вот всё"


15:08:50 Pol Winston
Лучшая поддержка, которую только можно придумать (шутка) На самом деле нужно было нахуй этого долбаеба послать
Гражданские дела Alexander Kirpikov 09:25:09
 Гражданские дела могут возникать по самым разным вопросам – от оспаривания (признания недействительными) сделок до истребования имущества из чужого незаконного владения. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/service/grazhdanski­e-dela/

Сохраните у себя на стене, чтобы не потерять!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги:
при взыскании задолженности, неустойки, компенсации морального вреда;
при возмещении убытков, имущественного вреда;
при заключении, изменении, расторжении договоров;
при оспаривании (признании недействительными) сделок;
при истребовании имущества из чужого незаконного владения;
при устранении препятствий в пользовании имуществом;
при разделе общего имущества супругов;
и в других гражданских делах.

Составим исковое заявление в суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Договор, Имущество, Кирпиков, Недвижимость, Неустойка, Сделка, Суд, Убытки, Юрист
среда, 7 ноября 2018 г.
Ненависть к эмо попсе xxIlovecorpsebridexx в сообществе Возрождение Эмо 20:59:46
Хотя эмо считается изгоем в мире постхардкора и панка, у этого жанра тоже есть свой изгой. В 00х появилось ответвление, отрекшееся от постхардкора и являющееся более "прилизанной" версией эмо. Это эмо поп. Некоторых исполнителей мы и так знаем: Neversmile, Paramore(все, кроме последних двух альбомов), Fall Out Boy(пре-хиатусное творчество) и так далее.

Почему же его ненавидят?

1. Его "любили" позеры. Группы вроде Origami, Famous Last Words, Rashamba, Underoath слишком тяжелые для непривыкшего к тяжелым видам рока людей. Эмо поп стал для позеров спасением. Но из-за того, что за счет существования эмо-попа хвастались своей "трушностью" многие модники, те, кто не в силах перенести Alesana или что-то вроде 3000 миль до рая, знатно пострадали. Не виноват же человек в том, что он не может пережить даже 3 минуты такой музыки.

2. Отсутствие постхардкора. Там если есть влияние этого жанра, то совсем мизерное. Но при этом, в эмо инди его тоже нет, но никто и слова не говорит на этот счет.

3. Массовость. За счет более мягкого звучания их часто крутили на мейнстримных радиостанциях, их клипы показывали по телевидению. И, разумеется, их крутили чаще, чем их более "тяжелых" коллег. И из-за их популярности было много ребят, которые хотели показать свою крутость тем, что они слушали эти группы.

Я считаю хейт по отношению к эмо попу несправедливым. Если бы не он, я бы не смогла перейти на эмокор. И именно эмо поп привел меня к субкультуре и к этому жанру. Он помогает новичкам открыть для себя эмо. Кроме того, как я говорила, не все могут слушать нечто вроде Alesana,Underoath и т д. Почему их надо гнобить за то, что они не в силах слушать столь тяжелый жанр? Вот именно.

Категории: Эмо, Возрождение Эмо, Эмо поп, Музыка, Субкультура, Неформалы
21:01:49 Гость
А ты эмо?
00:45:08 Ronald Knox.
:-O­
Не надо шутить с войной, блядь... Твой ламповый кун 14:27:05
Не надо шутить с войной, блядь. Здесь другие ребята. Это не Арати, это не Зульдазар. Натанос, твоих солдат здесь порвут на части. Это 250 тысяч отборных солдат Дарнаса блядь! Они всё разнесут! Они весь Даркшор пройдут за один час! Они взорвут все твои катапульты, всех твоих шпионов, дипломатов. Натанос, ты — тёмный рейнджер. Ты остановись, блядь, ты кончай, ты стрелы спрячь подальше на склад. И забудь про свою королеву. У нас был один мудак, отомстил за Стратхольм, блядь — и рухнула великая Лордеронская империя. И другой чудак был, за своего дедушку отомстил — и рухнул Гильнеасский Союз. И ты повторишь ту же ошибку. Ты королеву забудь, королева твоя отработал своё, блядь. Ты подумай о будущем Орды: она гибнет! Твоя молодёжь бежит из твоей фракции. Там никто не хочет жить, в Орде, никто! У тебя барахолка, блядь! Азерит, азерит, азерит! Это… грязная голубая жижа, блядь! Ни души, блядь, ни музыки нету у тебя, нет писателей у тебя! Весь мир слушает Велена, Кадгара, блядь. Фестивали, ивенты — только Альянс, блядь. И Альянс здесь — Даркшор! Вот здесь любят короля, а тебя — презирают, блядь, презирают! Твой предшественник, блядь — Саурфанг, блядь, — ему ширинку расстегнули прямо в рабочем кабинете! Это совсем уже нужно охуеть, блядь, чтобы какая-то проститутка, блядь, в кабинете главы армии ему отсасывала! Это что, Орда?! Вам пиздец давно уже, блядь! Вы что делаете, блядь?! Лиадрин, блядь! Какая, на хуй, королева?! Какая война?! Какой варфронт, блядь?! Минетчики чёртовы, блядь! Онанисты, пидарасы, блядь!
Натанос, Натанос! Посмотри андедские фильмы. Посмотри, сколько трупов, сколько крови, блядь! И там убили, и здесь убили. Ты здесь… Я тебе здесь говорю: посмотри, блядь, какое небо, блядь, Даркшор! Тёмные берега — это не Ясеневый лес. Это не Арати! Ты никогда здесь не достигнешь победы. Потому что мы знаем этот народ. Мы знаем этого короля. Он один на всю планету тебя посылает нахуй! Один! Все остальные, блядь, лебезят перед тобой. Выстроились в строй, чтобы тебе поклониться. А он один здесь сидит одиннадцать лет! Одиннадцать лет тебе сопротивляется, а ты со своей мощной хреновой чумой, со своей миллионной армией, со своими флотами, блядь, катапультами ни хера не можешь сделать. Ты бомбишь этот берег каждый день. Ты убиваешь детей, а солдаты Дарнаса сидят, готовые к бою. Ты боишься сюда направить своих солдат. И ты боялся одиннадцать лет назад, твоя королева тоже боялась. А яблочко от яблони недалеко падает. Ты никогда не победишь! Это будет твоё последнее поражение! Артас проиграл ЦЛК. И Гаррош проиграл Оргриммарскую битву. Ты проиграешь Даркшор. Даркшор — твоя могила. Понял? Ты, Натанос, сраный тёмный рейнджер, блядь! Тебе в трисфаль обратно, на кладбище, на костяном коне объезжай свои… пустые земли и учи эльфийский язык. А Сильвермун уже говорит по-эльфийски. Мы направим в Орду еще 10 миллионов шпионов ШРУ и изберем в Аль… в Орде своего вождя.
(Смех за кадром.)
А ты, Натанос, получишь хорошую камеру в Тюрьме Штормграда.
(Смех и аплодисменты за кадром .)
Ты понял, Натанос? Вовремя остановись…
(В записи пропущен фрагмент.)
…ном (судя по артикуляции, Малфурион сказал «гондоном»), и ты никогда здесь не сможешь добиться победы. Все найтэльфы мира, все друиды мира, все Восточные королевства, Штормград — против тебя. Штормград, Штормград не хочет этой войны, и тебе наш король это ясно по-русски сказал: не сметь стрелять по Тельдрассилу! Лучше вместе ебанём по Н'зоту.
(За кадром смех и аплодисменты.)
Дазар'алор! Другие города! Мы найдём цели на этой земле! Столько земли, блядь! Хочешь, Кель'данас нахуй опустим, блядь, на дно океана?! Давай! Показать тебе наш Виндикар блядь? Хочешь, блядь? У нас есть оружие, блядь: ночью наши маги Кирин-тора
(Жестикулирует.)
чуть-чуть изменят гравитационное поле Азерота, и твоя страна будет под водой. 24 часа, блядь, и вся страна твоя будет под водой! Великого и Сокрытого моря.
(Аплодисменты за кадром.)
Ты с кем шутишь, блядь? Ты подумай, блядь! Ты понял, чем кончил Артас? Чем кончил Гаррош? Все остальные? Ты совершишь историческую ошибку. Твоя королева тебе благодарна не будет. Забудь её, свою королеву! Твои генералы тебе говорят: не начинай войну. Ещё не поздно! Еще патч 8.0.1! Но если завтра утром ты пошлёшь своих рубак на Тёмные берега — твоя собственная могила, ты сам сдохнешь в этой войне. И тебя не будут хоронить, потому что ты ударишь по всей стране, по всему азероту. Шесть миллиардов людей не хотят этой войны. Шесть. Шесть миллиардов! Ты, малограмотный, можешь считать?
(Загибает пальцы.)
Один, два, три, четыре, пять, шесть. Миллиардов. Вся планета против тебя. Ты один хочешь войны и эта блядь, Сильвана Ветрокрылая.
(Смех за кадром.)
Эта полумёртвая блядь, которой нужен мерин, блядь.
(Аплодисменты за кадром.)
Мы… пришли сюда — у нас в Дарнасской дивизии, блядь, ребята её успокоят, блядь. Успокоят, блядь. Успокоят в казарме за ночь! И она не будет хотеть войны, блядь. Она захлебнётся в эльфской сперме, блядь. Из ушей попрёт. Это не Леди Лиадрин — она раз отсосала, блядь, а здесь так ей всё отсосут нахуй, что она на карачках уползёт в ордынское посольство в Оргриммаре, блядь.
Натанос, остановись. Комбат! Батяня! Дара пам парам пара пара па ра… Натанос, давай в карты, в хартстоун, и всё заканчиваем. В Даркшоре всё спокойно.
­­
..... огнесручий какаду 11:15:50
Ровно 80 лет назад, 27 сентября 1938 года был арестован Сергей Павлович Королёв — главный создатель ракет в СССР, отправитель Гагарина в космос, человек, запустивший спутник и прочее, и прочее — так писали о Королёве во всех советских учебниках. Правда, советским октябрятам и пионерам не рассказывали о том, что было до этого. А до этого Сергей Палович Королёв по бредовым обвинениям попал в тюрьму НКВД, где его избивали и пытали, а позже попал в один из лагерей Колымы, откуда вообще не должен был вернуться, и вернулся он оттуда только по чистой случайности.

Недавно из лагеря большевиков раздались голоса, что сейчас во что бы то ни стало нужно обязательно искать "отечественных Илонов Масков" — и я думаю, что нужно обязательно напомнить, чем эти поиски закончились в прошлый раз, когда в 1938-м году вдруг обратили внимание на "отeчественного Илона Маска" Сергея Королёва, забрав его в тюрьму НКВД, где на первом же допросе следователь обозвал его "фашистским выблядком".
Сергей Павлович Королёв родился в 1906 году украинском городе Житомире, что находится на 140 километров западнее Киева, а отец Сергея происходил из города Могилёва. Сперва Сергей учился в гимназиях Киева и Одессы, а после октябрьского переворота продолжил образование дома — его родители были учителями. Уже в школьные годы Сергей интересовался авиационной техникой и в 17 лет создал проект безмоторного самолёта. В двадцатые годы Королёв учился в киевском политехническом институте и в московском МВТУ — во время учёбы он спроектировал несколько самолётов и увлёкся идеями ракетостроения.

В начале тридцатых годов Сергей Королёв разработал несколько прототипов ракет, а позже, уже после освобождения из лагерей (о чём будет рассказано ниже), работал в советской оккупационной зоне в Тюрингии, где изучал трофейную немецкую технику — в 1946-м году там для изучения немецких ракет ФАУ-2 был создан целый советско-германский­ институт под названием "Нордхаузен". Там по образцу немецкой ракеты ФАУ-2 была создана первая крупная советская баллистическая ракета Р-1 — по сути, она являлась модификацией немецкой ракеты.

В пятидесятые годы Королёв работал над различными модификациями ракеты Р-1, закончил работу над ракетой Р-5 и начал проектировать межконтинентальную ракету Р-7. Помимо интерпретаций немецких разработок, Королёв ввел также и инновации — создав первые баллистические ракеты на стабильных компонентах топлива. В 1957 году с помощью ракеты Р-7 на орбиту был выведен первый искусственный спутник Земли.

Позже по проектам Сергея Королёва были созданы и другие спутники, а в 1961-м году с помощью корабля "Восток-1" Королёв отправил на околоземную орбиту Юрия Гагарина (впрочем, есть версии, что Гагарин никогда не был в космосе, но это уже другая история).

В общем — Сергей Королёв был личностью весьма талантливой и инновационной, но всего этого могло и не быть. В советских книгах и учебниках об этом не рассказывали — но в конце тридцатых годов Королёв сидел по бредовым сталинским обвинениям в лагере — откуда мог никогда не выйти.

В конце тридцатых годов паранойя великого мелиоратора и языковеда обострилась, и шедшие и так в достаточно быстром темпе аресты и репрессии ещё ускорились — стали хватать всех попавшихся под руки писателей, учёных, политических деятелей и т.д. Всем приписывали бредовые обвинения в "шпионаже" (нередко одновременно на десятки разведок), в участии в "троцкистских организациях", а также в "организации диверсий".

Поводом для обвинения в "шпионаже" мог быть найденный у человека дома словарь иностранных слов, а поводом для обвинения в "троцкистской организации" мог быть телефонный разговор с женой, в котором в негативном ключе упоминается повышение цен на масло. Что касается "диверсий" — то тут было целое непаханное поле для НКВД-шных пинкертонов — от неубранного во дворе снега до сломавшегося в токарном станке резца.

Все эти дела хранятся в архивах НКВД, которые сейчас не спешат открывать — не в последнюю очередь потому, чтобы никто не увидел, какими каракулями и с какими чудовищными грамматическими ошибками они написаны — одно это рассказало бы многое о том, чем на самом деле являлся октябрьский переворот.

В общем, образованные и думающие люди уничтожались, и Сергей Королёв не стал исключением — его арестовали 27 июня 1938 года по обвинению во "вредительстве". То, что Королёв с самого раннего детства увлекался техникой и хотел делать что-то полезное для страны, советских следователей не смутило — туда набирали таких чепиг, что не задавали лишних вопросов.

Чекистские способы допроса не сильно отличались от методов средневековой Инквизиции и описывались одной фразой — "признание — царица доказательств". Уже на второй день посла ареста, 28 июня 1938 года, следователь по фамилии Шестаков обозвал Королёва "фашистским выблядком", после чего его поставили на так называемый "конвейер" — это когда подследственный сутками не пьёт, не ест и не спит, а стоит перед следователями, которые сменяются.

Во время "конвейера" будущего академика избивали резиновыми шлангами, били в пах, плевали ему в лицо. Следователю Шестакову помогал также "подручный" по фамилии Быков. 13 июня сам Сергей Павлович рассказывал об этом в крайне сдержанной форме в письме Сталину — "Шестаков и Быков подвергли меня физическим репрессиям и издевательствам".

Из Королёва пытались выбить признание в том, что он якобы "состоял в боевом составе подпольной вредительской антисоветской организации" — заявление о том, что Королёв в ней якобы "состоял", подписал взятый НКВД ранее главный инженер Лангемак — причём сделал он это после двенадцатидневных пыток, полностью потерявший связь с реальностью и находящийся в состоянии динамического беспамятства.

Королёв держался три месяца — суд состоялся 27 сентября 1938 года, занял 15 минут и приговорил Сергея Павловича Королёва к 10 годам тяжелых лагерных работ. Инженер Лангемак, после пыток оговоривший Королва, был расстрелян в затылок после такого же "суда" в январе 1938 года — его убили в расстрельной камере в Варсонофьевском переулке и похоронили в безымянной могиле на спецобъекте НКВД "Коммунарка" на Калужском шоссе.

Сергея Королёва отправили сидеть на Колыму, прииск Мадьяк — на те самые золотые прииски, которые считались "работой смертников" — оттуда не возвращался практически никто. Совершенно точно, что десятилетний срок, отведённый ему, Королёв бы не выдержал — уже к концу 2-3 года он совсем "доходил", потерял от цинги зубы и почти не выходил на работу.

Находясь в лагере, "фашистский выблядок" Королёв писал письма Сталину, но просил вовсе не о своём освобождении. Сергей Королёв рассказал о том как на Лубянке сфальсифицировали его обвинение, говорил о грядущей войне, просил дать возможность закончить свой ракетоплан, который дал бы военное превосходство над противником. Сергей Павлович тогда ещё не знал, что Сталин, фактически, собственноручно подписал приказ об его аресте, расправляясь со своими параноидальными видениями — "подпольной организацией Москва-центр", в которую якобы входили видные конструкторы и учёные.

В 1940 году Королёва перевели в "шарашку" при тюрьме НКВД — так называемую "шарашку Туполева", где он смог начать какие-то работы, а окончательно родина вспомнила о Королёве только тогда, когда стало необходимо найти кого-то, кто мог бы разобраться в устройстве ракетного двигателя немецкой ракеты ФАУ-2 — чепиги из НКВД оказались на это неспособны.


Что было дальше — вы знаете.

Кстати, до конца дней Сергей Павлович Королёв не мог широко открыть рот — сказывались последствия травм, полученных во время пыток НКВД-шниками, так что вероятнее всего, Сергей Королёв не мог в полной мере насладиться вкусом лучшего в мире советского мороженого...(С)
https://maxim-nm.li­vejournal.com/445499­.html

МНЕ КАЖЕТСЯ ЧТО Я ЭТУ ФАМИЛИЮ В РАССКАЗАХ ВАРЛАМА ШАЛАМОВА ВИДЕЛА!!!!!!!!!ЕБАТ­Ь ОНИ БЕДНЯЖКИ ВСЕ!!!!!САМЫЕ ЛУЧШЫЕ ЛЮДИ В ГУЛАГЕ!!!!!!!!!!!!Ы­ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ((((((((((­(


Категории: Репрессии геноцыд гулаг


atla > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
куплю
Сделайте аву :-(
ПРОДАМ
пройди тесты:
Цветок твоего характера
Сияние звезды Спец выпуск
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх